Пруд Нейва

МЕНЮ

ГЛАВНАЯ
Новости
Автобиография

НАШ УРАЛ
Нейво-Шайтанский
Нижняя Синячиха

от: Николай Чехомов. 24 сентября 2017

25 ноября 2004 г. АЛАПАЕВСКАЯ ИСКРА №202-203

Как шайтанские мужики к СТАЛИНУ ездили

Это было, было...

Начну с банальной истины: доброе слово и кошке приятно. Причем оно приятно не только тому, в чей адрес произносится, но и тому, кто его произносит. Вот и мне хотелось бы доставить себе удовольствие и сказать такие слова в адрес тех, кто взял на себя обязательства заботиться о процветании государства и людей, его населяющих, то есть о членах правительства и депутатах всех уровней. Выборы для нас стали привычным рутинным делом, а предвыборная кампания - многосерийным ужастиком. Каждый из кандидатов представляет своих соперников подлыми, хитрыми, вороватыми людьми, и только он, хороший и честный, стремится в Думу или Законодательное собрание не корысти ради, а для того, чтобы денно и нощно служить народу. Далее следуют обещания: добиться выплаты 13-й пенсии, поднять с колен умирающие поселки, восстановить разграбленные заводы и т.д. И ведь вот что странно: электорат снова наступает на те же самые грабли, то есть выбирает того, кто бессовестно врет и больше обещает. А народный избранник, усевшись в вожделенное депутатское кресло, в тот же миг начисто забывает свою предвыборную программу. Он сейчас спешит использовать свое положение, свою депутатскую неприкосновенность с максимальной выгодой для себя,
родимого, и с этой целью ловко использует новый товар, оказавшийся в его распоряжении - свой «голос», который отдает «за» или «против» при принятии нового закона. При этом его выбор зависит оттого, кто ему больше заплатит: сторонники или противники этого закона. И его нисколько не беспокоит, как данный закон отразится на благополучии людей, его избравших, на национальной безопасности страны. Какие мелочи! Главное личный счет в банке. О таких правителях в Древнем Риме говорили: «Бедным приехал он в богатую провинцию, богатым уехал из бедной провинции».

И вот не могу я найти в великом и могучем русском языке добрых слов, которые мог бы, не кривя душой, сказать в адрес «всенародно избранных». А ведь было другое время. И не так уж далеко оно ушло от нас, чтобы стереться в памяти людской. Тогда в почете были труд и служение людям не ради корысти и славы, а потому, что по другому жить не умели.

Спиридонов В.А.

В конце 40-х - начале 50-х годов в поселке Нейво-Шайтанском не было, пожалуй, ни одной улицы, где бы не строился новый дом. Строили дома молодожены, строили свое жилье и те, кого дороги военного лихолетья привели в наш поселок. Глядя на это, радовался председатель поссовета Владимир Афанасьевич Спиридонов: ведь если люди не уезжают, а врастают корнями в поселок, значит, будет кому работать на развивающемся металлургическом заводе, на полях колхозов «Ударник» и им. Сталина. Но к большой радости добавлялись и большие заботы. Лесных фондов, которые выделялись поселку горисполкомом, катастрофически не хватало для обеспечения дровами и стройматериалами учителей, врачей, вдов и инвалидов войны. Уж сколько раз Владимир Афанасьевич отправлял в Алапаевск на имя предгорисполкома Григория Ивановича Косых решения сессий и исполкома Нейво-Шайтанского поссовета, где обосновывалась необходимость дополнительных лесных фондов для поселка, лично ездил на прием к нему, но ответ всегда был один: «Лес нужен всем. Если дам вам, то придется отнять у других». Владимир Афанасьевич не мог не согласиться с правотой этих слов, но и мириться с тем, что у него нет досок для того, чтобы отремонтировать протекающую крышу в доме, где проживает инвалид войны, не мог.

Кропанцев В.А.

Раздумья Владимира Афанасьевича были прерваны появлением в его кабинете Василия Александровича Кропанцева, вошедшего, как всегда, бесцеремонно,
без стука. Кропанцев заведовал лесным складом на заводе, а на общественных началах был еще и председателем животноводческого товарищества. Именно нужды товарищества привели его в кабинет председателя исполкома поссовета.

Дело в том, что многочисленные новоселы хотели сразу и хозяйство завести, основой которого могла быть только корова, а ее нужно обеспечить сеном на всю долгую уральскую зиму. Естественные сенокосные угодья стали дефицитом. Все покосы, бывшие в распоряжении товарищества, уже были распределены, а люди все шли с заявлениями.

Пытаясь решить эту проблему, Кропанцев отправился в Нейво-Шайтанское лесничество к лесничему Михаилу Леонидовичу Антонинову и в категорической форме
потребовал, чтобы елани, которые не использовались лесничеством для собственных нужд, были переданы товариществу. Антонинова покоробил резкий тон и
форма, в которой Кропанцев высказал свою просьбу, и он, не раздумывая, так же категорически отказал. Вот и нашла коса на камень.

Каждый день в обеденный перерыв, не заходя домой, Кропанцев шагал в лесничество и наседал на Антонинова, требуя елани, а лесничий, закопавшись в бумаги, бурчал в пышные усы: «Не дам, не положено». Пришлось Василию
Александровичу искать правды и помощи у председателя поссовета. Выслушав его, Спиридонов откинулся на спинку стула, извлек из кармана носовой платок, промокнул пот на обширной лысине, побарабанил пальцем по столу, вздохнул. К проблеме леса добавилась проблема сенокосных угодий, и обе надо решать срочно.

Кропанцев нетерпеливо ерзал на стуле.
- Ну что ты молчишь? - наконец не выдержал он. - Давай в область писать.
- А из области нашу жалобу в Апапаевск перешлют: мол, примите меры. И все останется, как было.
- Тогда надо писать Швернику. Он ведь наш депутат в Верховном Совете.
- Швернику? - Спиридонов поднялся со стула, прошелся по кабинету. - А мы ведь с ним знакомы.

- Как? - удивился Кропанцев. - Когда познакомились?
- А он в гражданскую был комиссаром у нас на Восточном фронте. Там и познакомились.

Спиридонов помолчал, довольный произведенным эффектом и добавил:
- Я и с Молотовым тогда же познакомился.
Кропанцев зло ударил фуражкой по колену:
- Да у тебя пол-Кремля знакомых, а мы с Мишкой Антониновым справиться не можем. Все! Едем в Москву и
через Шверника дойдем до
Сталина.

Пришла очередь изумляться Спиридонову:
- Ты часом не заболел? Экое придумал - к Сталину!
Но Василий Александрович завелся - не остановишь.
- Я пока еще здоров, - сказал он, - но вот через две-три недели страда начнется, и если мужики останутся без покосов, то нам с тобой точно не поздоровится.

Довод был серьезный, но Спиридонов еще колебался:
- Послушай, Василий Александрович, нам ведь с тобой никто командировку в Кремль не выпишет. Значит, придется брать отпуск за свой счет, билеты
покупать и в Москве жить тоже на свои кровные, а ты дом собираешься строить и лишней копейки у тебя нет.
- На такое дело найду! - отрезал Кропанцев.

Вот и собрались два шайтанских мужика к Сталину, взяли с собой ходатайство, карту лесных угодий, по булке хлеба, по десятку вареных яиц и, никому не сказав, куда и зачем едут, покатили в Москву. То, чего они достигли в столице, кажется невероятным нам, живущим в «правовом» государстве, где царствует «демократия».

Они сумели пробиться к Швернику. Шверник узнал Владимира Афанасьевича и, обрадовавшись встрече с боевым товарищем, пообещал устроить им прием у Сталина.

Через три дня их привезли в Кремль. Посидели на мягких стульях в приемной, а потом прошли в кабинет. Сталин вышел из-за стола, поздоровался, пожав каждому
руку, пригласил сесть. Потом, с интересом разглядывая их, стал расспрашивать о поселке, о заводе, о настроениях людей.
Кропанцев, сочтя момент
благоприятным, начал, торопясь и горячась, говорить о неиспользуемых еланях в угодьях лесничества. Послушав его, Спиридонов испугался, подумал:
«Он что это со Сталиным, как с Антониновым говорит? Все дело испортит». Поднялся, вытащил ходатайство и подал его Сталину. Тот несколько минут внимательно
его читал, потом нажал кнопку звонка и сказал вошедшему секретарю: «Проводите товарищей к Андропову. Пусть разберется».

В кабинете Андропова инициативу взял в свои руки Владимир Афанасьевич. Он разложил на столе карту лесных угодий Нейво-Шайтанского лесничества и стал
показывать площади естественного травостоя, объясняя, что использование их позволит значительно увеличить поголовье домашних животных в поселке и улучшить
жизнь его населения.

Андропов, выслушав его, еще раз взглянул на карту, а потом, свернув ее, подал Спиридонову и сказал: «Мы разберемся. Идите отдыхать, товарищи». Выходя из
кабинета, наши ходоки услышали, как Андропов сказал в телефонную трубку: «Соедините меня со Свердловском».

На другой день их снова привезли в Кремль. В приемной у Сталина уральцев встретил Шверник. Он поздоровался и сказал, усмехнувшись: «Ну и ну! Иосиф
Виссарионович вчера о вас рассказывал членам Политбюро и хвалил. Да, весьма хвалил». Из кабинета вышел секретарь и пригласил мужчин зайти. На этот раз
пребывание у Сталина было очень коротким. Он поблагодарил их, сказав, что именно так и нужно относиться к своему делу.

Вот и закончилась московская эпопея двух шайтанских мужиков, для которых главным было быть честными перед людьми, оказавшими им доверие. Все проблемы с
лесными фондами и сенокосными угодьями были решены без промедления. А Владимир Афанасьевич до своего ухода с поста председателя поссовета в 1959 году, когда местные власти отказывали ему в справедливых и отнюдь не чрезмерных, а крайне необходимых для поселка требований, всякий раз намекал о своих
кремлевских связях, и это действовало без осечки.

Вот я и нашел повод сделать себе приятное, сказав доброе слово о моих земляках Владимире Афанасьевиче Спиридонове и Василии Александровиче Кропанцеве.
Попутно замечу, что в те времена даже всесильный диктатор оказался доступен для мужиков из глухой уральской глубинки. Так же ли доступны нынешние власть
предержащие персоны?

P.S. А как обстоят дела с сенокосными угодьями сейчас? Да никаких проблем! Покосов сколько угодно. Стоят брошенные, никому не нужные и стремительно
зарастающие иудиным деревом - осинником. Почему? Да по-тому, что в результате экономических реформ и «прихватизации» (не я придумал это слово, но охотно беру его на вооружение) в поселке ликвидированы все государственные предприятия. В поисках работы и заработка люди стали уезжать из Нейво-Шайтанского. Смертность в несколько раз превышает рождаемость, численность населения сократилась более чем в три раза, а поголовье коров еще больше, так как большинство покосов стали недоступны из-за дорог, вдрызг расхлестанных лесовозами.

Вот и стоят некошеные покосы, незасеянные пашни. Ждет земля рачительного хозяина, готовая отблагодарить его за труд и обиход.

Р. ПОДКОВЫРКИН
п. Н.-Шайтанский

25 ноября 2004 г. АЛАПАЕВСКАЯ ИСКРА №202-203

самолет
adress