Пруд Нейва

МЕНЮ

ГЛАВНАЯ
Новости
Автобиография

НАШ УРАЛ
Нейво-Шайтанский
Нижняя Синячиха

от: Николай Чехомов. 21 ноября 2017

Объект стратегического значения

Не суждено было сбыться желанию Гитлера во что бы то ни стало удержать в своих руках Крым, чтобы показать Турции, которая уже начала посматривать в сторону стран антигитлеровской коалиции, что Германия еще достаточно сильна и рано думать о разрыве союзнических отношений с ней. Его планы и надежды разлетелись в прах, когда весной 1944 года перешли в решительное наступление войска 4-го Украинского фронта со стороны Перекопа и Сиваша и Северо-Кавказского фронта со стороны Тамани и Керчи. Бросок 56-й и 18-й армий через Керченский пролив был стремителен и неудержим. И вот уже взвилось красное знамя над Керчью, а у развалин Эльтигена остановились, сняв бескозырки, моряки-черноморцы, которые в составе десанта насмерть стояли здесь в ноябре 43-го.

Те, кто первыми высадились на восточном побережье Керченского полуострова, открыли дорогу для второй, третьей волны войск, которые катили через пролив для того, чтобы идти от Керчи на запад, к Севастополю.

Батальоны, оставшиеся на побережье, принимали пополнение, довооружались. Среди морских пехотинцев, разместившихся на южной окраине Керчи, каждый день можно было видеть богатырскую фигуру батальонного фельдшера, старшины первой статьи, Закожурникова Геннадия Васильевича. Он обходил дома и землянки, где разместились моряки, разыскивая раненых и больных, чтобы отправить их в госпиталь. Завершив эту работу, он задумался. Матросы уже полгода и более не были в бане, заросли грязью, а где грязь - там вошь, а где вошь, там жди любой беды.

Он медленно пошел к морю. Все вокруг было изрыто воронками, отовсюду из земли торчали искореженные, чуть ли не завязанные в узел металлические балки, рельсы - то, что осталось от немецкой линии обороны. «Славно поработал главный калибр!» - думал Закожурников о корабельных артиллеристах, преодолевая очередной завал. Он пробирался к серому бетонному колпаку, странным образом уцелевшему среди хаоса. Это был ДОТ, который сохранила судьба, определив ему новое назначение. Военфельдшер обошел его снаружи и остался доволен осмотром. Потом он подошел к входу, который был перекрыт стальной дверью, страшным ударом сорванной с петель и скомканной, как бумажный лист. С трудом отодвинув ее, Закожурников шагнул внутрь.

У четырех амбразур стояли станки с пулеметами. «Как это трофейщики проморгали?» - думал старшина, продолжая осмотр. Он прикинул на глазок площадь ДОТа, высоту до потолка, удовлетворенно хмыкнул и, выбравшись наружу, решительно зашагал к дому, где разместился штаб батальона. Возвратился он оттуда с группой моряков, которые несли лопаты, лом, топор.

Весь день они возились у ДОТа. Проходившие мимо матросы с удивлением поглядывали на них.
- Что, братва, линию обороны восстанавливаете?
- Проходи. Меньше будешь знать - дольше проживешь.

К вечеру все амбразуры были заложены камнем. Из одной из них, как указательный палец, торчала железная труба. Искореженную стальную дверь оттащили в сторону, закрыв дверной проем аккуратной деревянной дверью. К этому времени уже весь батальон знал, что в ДОТе сооружается баня. Сразу нашлось много помощников, а еще больше советчиков. Крику и шуму поднялось до небес.

- Тихо! - старшина поднял руку. - Что базар устроили? Воды надо наносить.

Вскоре от колодца к бане потянулись вереницей матросы. Они несли воду - кто в найденном где-то ведре, кто в солдатском котелке, кто в каске. А из трубы потянулся серым хвостом дым. Самые нетерпеливые уже рвались в баню, но старшина глыбой встал у двери.

- Полундра! Осади назад! Не созрела еще банька. А пока одежду прожарить и выстирать.

Утром пришел бронекатер, на борту которого был командир бригады капитан 1-го ранга. Сойдя на берег, он устало зашагал в расположение батальона. Проходя мимо дота, он услышал крик и взрыв хохота.

- Что там? - обернулся он к адъютанту. Тот бросился к ДОТу и через несколько минут вернулся с богатырского сложения моряком, который с трудом натягивал липнущую к потному телу тельняшку.

- Старшина первой статьи военфельдшер Закожурников! - доложил он.

- Что там у тебя, старшина, лазарет?
- Никак нет, товарищ капитан первого ранга! Баня.
- Баня? - в голосе каперанга слышалось радостное удивление. Он шагнул к старшине и не приказал, а попросил, - слушай, а мне можно помыться?
- И помыться, и попариться. Только там сейчас матросы.
- Э, батенька, в тесноте, да не в обиде! - и он стал расстегивать пуговицы кителя.

Около часа у двери бани стоял моряк, останавливая всех желающих помыться.

- Стоп, машина! - весело кричал он. - Каперанг моется!

Наконец, из бани, в сопровождении старшины, вышел комбриг. Он зажмурился от яркого солнца, подставил разгоряченное лицо прохладному ветерку с пролива.

- Старшина, ты хоть сам-то понимаешь, что соорудил? Это же не просто баня. Это - объект стратегического значения.

Через неделю батальон ушел на запад, а баня еще целый месяц круглосуточно дымила, пропуская через свое горячее нутро и солдат, и матросов, омывая их тела и укрепляя души.
Р.А. Подковыркин.

 

самолет
adress