Пруд Нейва

МЕНЮ

ГЛАВНАЯ
Новости
Автобиография

НАШ УРАЛ
Нейво-Шайтанский
Нижняя Синячиха

от: Николай Чехомов. 28 июля 2017

Здесь хранится память...

Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу
-Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.

А. Пушкин.

Кладбища, кладбища... Вечные спутники людских поселений. Испокон веков человек, выбрав себе место для жизни и построив дом, сразу же выбирал место для вечного упокоения и делал домовину. И место это выбирал не где попало, а там, где получше, и солнышко освещает его с утра до вечера.

Так поступили и жители Сусаны, основав поселение на крутой излучине реки, а выше по течению выбрали место для предания земле умерших. Десятилетиями хоронили они здесь своих близких, пока в 1735 году реку Сусанку не перекрыли плотиной и на левом ее берегу не поставили завод. Новые жители, заводские рабочие и служащие, селились около завода, и кладбище первопоселенцев оказалось для них отрезано рекой. Пришлось закладывать новый погост, а старый, оказавшийся ненужным, зарастал дикой травой. Время сглаживало могильные холмики. С годами кладбище превратилось в пустырь, и люди, забыв о первоначальном его предназначении, начали тут строиться. Но долго еще жители домов, расположенных на пятачке, ограниченном улицей Ленина с запада и улицей Малышева с востока, улицами Трудовой с севера и Р. Люксембург с юга, во время обработки своих огородов нет-нет да и находили вдруг или изъеденное ржой черное с прозеленью медное колечко, или нательный крестик, а то и лиственничную домовину с коричневыми от времени костями - немыми свидетелями того, что именно эти огороды в давние времена были местом погребения жителей Сусаны.

Новый погост между тем расширялся, принимая тех, кто завершал жизненный путь, отмеренный судьбой. С каждым годом на нем появлялось все больше березок, елочек, тополей, которые люди высаживали у родных могил, как символ живой связи между теми, кто ушел, и теми, кто еще оставался на грешной земле. Уже десять - одиннадцать поколений нейвошайтанцев похоронено здесь. Тесно стало на кладбище. Новые могилы роют впритык к старым, а то и на месте кем-то забытых, заброшенных. Вот поэтому и нет тропинок-дорожек, по которым можно было бы пронести гроб. И приходится петлять между беспорядочно расположенными могилами или шагать прямо по ним, тревожа и оскорбляя прах ранее погребенных. Древние греки называли свои кладбища «некрополь», то есть город мертвых. Город! Они и поддерживали чистоту и порядок в городе мертвых, как в городе живых.

А как выглядит наш некрополь? Среди густо и беспорядочно расположенных могил возвышаются монументальные кучи мусора, отнюдь не украшающие его. И каждый год перед Радуницей, когда люди приходят сюда, чтобы обиходить могилы родственников, эти кучи становятся еще выше и уродливее. А тут еще набеги добытчиков лома цветных металлов, которые, утратив все человеческое, оскверняют могилы, снимая с них алюминиевые плитки, сдирая с памятников таблички из нержавеющей стали, обеспечивая себе пол-литру на сегодняшний день. Но если общество порождает и терпит этих людей, то это свидетельствует о нравственной деградации его. Когда это началось? Пожалуй, все-таки с ельцинских реформ, которые коснулись не только экономики, но и морали, когда начали оплевывать все, что было сделано после 17-го года, когда прежние идеалы были отвергнуты, а новые не были сформированы, когда дорвавшиеся до власти «демократы» стали вопить о необходимости деидеологизации общества и весьма преуспели в этом. Отсутствие идейного стержня и породило бездуховность, безнравственность, равнодушие, которые, как раковые метастазы, все глубже и глубже влезают в душу общества, деформируя и уродуя ее. Это привело не только к тому, что в отношениях между людьми бескорыстная помощь и поддержка становятся анахронизмом, но и к тому, что стала рваться связь времен. У людей стало притупляться, атрофироваться чувство уважения к памяти предков. Рвется связь времен. Не думайте, что это сказано в запальчивости, а потому преувеличено. Нет, не преувеличено, к сожалению, и доказательств тому вполне достаточно.

Давайте-ка пройдемся по улицам поселка и посмотрим на памятники, установленные в разное время и по разным поводам.

Улица Пролетарская. Здесь, на площади Революции (кто сейчас помнит это название?), по инициативе комсомольской организации Нейвошайтанского завода, которую возглавлял А.А.Тузов, в 1956 году, в преддверии 40-летия Октябрьской революции, был сооружен памятник тем, кто в 1919 году погиб от рук колчаковцев. Памятник скромный: небольшая трибуна, обелиск и металлическая плита с девятью фамилиями, но его знали все, ибо дважды в год - 1 Мая и 7 ноября - здесь заканчивались митинги, праздничные демонстрации жителей поселка.

Сквер у клуба металлургов. Весной 1965 года на митинге, посвященном 20-летию Победы, был открыт памятник жителям поселка, погибшим в годы войны. О том, насколько был нужен этот памятник, свидетельствовали венки и цветы, в которых он тогда буквально утонул. Но при этом многие высказывали сожаление по поводу того, что на памятнике нет фамилий погибших.

В 1975 г. 9 мая в сквере, расположенном в самом центре поселка, на высоком постаменте встала фигура Скорбящего Солдата, склонившего голову перед памятью тех 424 нейвошайтанцев, чьи фамилии занесены на мемориальные доски. Отдадим должное председателю поссовета В.И.Чулкову и его заместителю К.К.Аладжикову, которые из нескольких вариантов памятника выбрали этот, который, по нашему мнению, гораздо понятней и выразительней, чем, например, памятник в Алапаевске.

Но вот пришли другие времена. У власти оказались люди, для которых в нашей стране после Октября 17-го года нет ничего святого. Стремясь забыть советское прошлое, они хотят, чтобы о нем забыл и народ. Но ведь указом помнить не запретишь, поэтому они стали действовать иным, весьма изуверским способом: они стали переименовывать улицы, города, уничтожать памятники, пересматривать школьные программы. В итоге подрастает поколение, не знающее, что такое Ленинград, Свердловск, кто такие пионеры, комсомольцы, молодогвардейцы. Руководители нашего поселка не отдавали приказов уничтожать памятники. Они просто перестали их беречь, следить за ними. Оказавшись бесхозными, памятники ветшали, разрушались. От памятника на ул. Пролетарской остался лишь обелиск. В сквере у клуба, где в мае 1965 года плакали матери и вдовы не вернувшихся с войны, сейчас хаос и запустение: жалкие останки бассейна, где когда-то плескался скромный фонтанчик, облезлый постамент без бюста Ленина и уродливое, бесформенное нагромождение шлакоблоков, в котором нынешние школьники вряд ли угадают бывший памятник нашим землякам, погибшим в годы войны. Возмутительно, что вся эта мерзость беспамятства находится у стен учреждения, претендующего на роль очага культуры. Господа! Если у вас не было желания сберечь и нет сил восстановить эти памятники, так не лучше ли убрать их совсем и посадить на этом месте деревья?

Пока стоит в центре поселка Скорбящий Солдат. Каждый год в День Победы приходят сюда ветераны и, возлагая цветы к подножию Солдата, они замечают, что все больше и больше ран покрывает его могучее тело. Это трещинки, которые под воздействием ветра, дождя, мороза становятся год от года шире и глубже. Если сейчас не принять мер, то рухнет памятник и погребет под своими останками человеческую память: нет памятника - нет памяти.

Угор - самое высокое место поселка. Здесь стоит памятник, установленный сразу после гражданской войны. Это единственный из всех памятников поселка, который стоит на месте действительного захоронения. Прах трех бойцов из полка Красных Орлов покоится под ним. И время, и стихия не оставили на нем разрушительных следов, но... Стоит он на виду у всех и всеми забытый. Революционные праздники, когда к нему несли гирлянды, сейчас не отмечаются, а 12 июня, день избрания Ельцина прези- дентом, ему по статусу не подходит. Вот и стоит он, одинокий, никому не нужный, на вытоптанном (рядом автобусная остановка) пятачке земли. Ни травинки, ни кустика, ни деревца возле него.

Каждый год перед Радуницей - святым Днем поминовения -идут люди на кладбище, чтобы очистить могилы родных и близких от опавшей листвы, от посохшей травы, украсить венками и цветами православные кресты и пирамидки со звездами. Но останется на кладбище могила, к которой никто не придет для того, чтобы поклониться праху, укрытому в ней. Это братская могила, где похоронены жертвы голода 1932 - 1933 годов. Много голодающих ходило тогда по городам и селам. Многие из них умирали прямо на дорогах, под заборами. Наши отцы и деды хоронили их в общей могиле, отметив ее гранитной плитой и тополями, посаженными по углам плиты для того, чтобы люди останавливались здесь и словами сочувствия поминали безвестных бедолаг. С годами забылся голод, забылись его жертвы, но плита на могиле осталась и напоминает всем: «Здесь похоронены люди». Но, видать, очерствели души наших современников, коль они, не дрогнув, завалили братскую могилу кучей кладбищенского мусора. Иль не думалось им, что, очищая одну могилу и оскверняя другую, они совершают святотатство, надругательство над памятью? Видно, они не сразу останавливались перед одним из немногих мраморных памятников, на которых высечены следующие слова: «Герою от товарищей. Здесь хранится память старшего унтер-офицера Никонора Ивановича Пепелева, живот свой за Веру, Царя и Отечество положившего в великую с 9-ю державами войну 22 января 1915 г. 32-х лет от роду. Тело его осталось на поле брани под Перемышлем». Как хорошо сказано: «Здесь хранится память...». Прочтите, запомните и не обрекайте себя на беспамятство.

Среди могил, которые ко Дню поминовения остаются необихоженными, есть и те, где похоронены наши земляки, которые, побывав на войне, вернулись живыми и умерли дома от ран, от фронтовой надсады, а сейчас эти могилы осиротели, так как родные и близкие их или умерли, или разъехались по городам и весям. Вот и некому стало вспомнить этих ветеранов добрым словом. «Это несправедливо, так не должно быть», - решили ныне живущие участники войны и обратились в поселковый Совет (тогда власть называлась не администрацией, а просто и понятно -Совет) с просьбой установить общий памятник всем ветеранам войны, похороненным на нашем кладбище. Просьба эта не была отвергнута, но и с выполнением ее власти не торопились. Заедала текучка дел, казавшихся более важными, первоочередными. Так и передавалась идея установки памятника по наследству от одного главы администрации поселка к другому, пока в 1992 году Александр Пантелеймонович Третиных, стоявший тогда у руля, не решил, что пора, наконец, эту идею материализовать. Выбрали у кладбища место, высокое, видное со всех сторон, и поставили временную стелу, пообещав заменить ее на следующий год настоящим памятником. Но скоро только сказка сказывается. Не предвидел гражданин Третиных, что в богатейшей нашей стране вдруг исчезнут деньги, начнутся задержка пенсий, невыплата зарплат бюджетникам; шахтеры, доведенные безденежьем до отчаяния, выйдут на рельсы, на которые обещал лечь Ельцин. Какие уж тут памятники? Так и ушел в 1996 году А.П.Третиных с поста главы администрации, не выполнив своего обещания и осознавая себя должником перед ветеранами войны.

А между тем на временную стелу, покосившуюся и почерневшую от непогоды, кто-то прибил фанерный лист, на котором было написано:
«Вы по земле беззаботно шагаете,
Нам же в земле истлевать суждено.
Что ж вы так долго памятник нам ставите?
Или забыли давно?»

Вот тогда понял Александр Пантелеймонович, что вопрос о том, быть или не быть памятнику, должен решить он, обещавший это.

22 июня 1999 года на южной стороне кладбища собрались жители поселка на открытие и освящение памятника. После молебна и приличествующих моменту речей многие разошлись по кладбищу, чтобы взять горсть земли с могилы побывавшего на войне мужа, сына, брата, отца и положить ее к основанию памятника у надписи:
«Вы жили достойно
-Спите спокойно».

С этого момента, надо думать, памятник стал для них таким же святым, как и холмик на могиле близкого человека. Я не склонен писать панегирики в адрес частных предпринимателей, но если по примеру Александра Пантелеймоновича они для души, а не корысти ради, будут творить добро, то честь им и хвала.

К счастью, не только дурные, но и хорошие примеры порой бывают заразительными, Наверное, именно на это рассчитывал глава администрации А.В. Деев, когда, в юбилейном для поселка 2000 году, занявшись благоустройством кладбища, обратился за помощью к людям. И они откликнулись.

Откликнулись руководители Нейвинского геолого-промышленного предприятия В.А. Цыганкова и Э.М.Мезенцев, предоставив технику.

Не остались в стороне частные предприниматели B.C. Новиков, предоставивший материал для изгороди и домика-сторожки, и А.П. Третиных, оформивший въезд на территорию кладбища.

И, конечно, как всегда, живейшее участие в этом приняли пенсионеры. 70 ветеранов, вооружившись ведрами, граблями, лопатами, пришли на субботник (какое старое, но не устаревшее слово!) и, добросовестно отработав весь день, ушли, высадив по периметру кладбища 163 березки и елочки. Красивое это будет обрамление, когда деревца отрастут. К сожалению, не все они приживутся. Часть из них, наверняка, погибнет. Но это уже забота жителей поселка, которые накануне Радуницы придут на кладбище. Если они взамен засохших деревьев посадят другие, то вечным зеленым ожерельем будет окружено место, где хранится память.

Р.А.Подковыркин.

 

самолет
adress