Пруд Нейва

МЕНЮ

ГЛАВНАЯ
Новости
Автобиография

НАШ УРАЛ
Нейво-Шайтанский
Нижняя Синячиха

от: Николай Чехомов. 24 сентября 2017

Алапаевская газета №№ 21, 22, 23. 2000г.

Нейво-Шайтанскому – 270 лет.

От редакции: Поселку Нейво-Шайтанскому в этом году исполняется 270 лет. В честь этого события редакция решила опубликовать исторический материал Р.А.Подковыркина "Будем жить?". Материал, основательно подготовленный автором, охватывает период с первой половины XVIII века до конца XX века. Редакция начала публиковать его в сокращении, но, поняв свою ошибку, решила сделать иначе: опубликовать историю возникновения, развития крупного Н.-Шайтанского поселка целиком, поэтому приносит извинения его автору Рудольфу Александровичу Подковыркину и начинает все сначала. Читайте, не пожалеете!

Будем жить

Поселок - заводу, завод - поселку

Обычно бывает так: на базе какого-либо крупного месторождения полезных ископаемых строят завод, шахту, нефтяную вышку или берега крутой реки соединяют плотиной гидроэлектростанции, и вот уже на этом месте появляются дома, поселок, город. Так было с Магнитогорском, Воркутой, Нижневартовском, Братском: производство давало жизнь новому поселению людей.

Когда в первой половине XVIII в. шло интенсивное освоение природных богатств Урала, выбор места для строительства завода зачастую определялся не близостью сырьевой базы или реки как транспортной артерии, а наличием оседлого населения, которое можно было использовать для заводских работ.

Так вот, именно наличие поселения позволило В.Н.Татищеву выбрать место для строительства железоделательного завода на реке Сусанке. Таким образом, Сусанский завод возник в 1735 г. при уже существующем поселении Сусан. Впервые об этом поселении упоминается в местной церковной летописи в 1730 году. Но эта летопись зарегистрировала не факт возникновения селения, а село, уже существующее и попавшее в 1730 г. в поле зрения официальной церкви. Первые же жители появились на реке Сусанке лет за 100 до этого, когда эти земли по грамотам московских царей были отданы для заселения и освоения.

Таким образом, именно поселок дал жизнь заводу. Но с того момента, когда на берегу Сусанки задымили заводские трубы, уже завод стал определять и быт, и образ жизни, и состав, и численность населения поселка.

О пестроте состава заводских рабочих свидетельствуют данные переписи, произведенные по ревизии 1744-1745 гг. Данные свидетельствуют о господстве принудительного труда: 77,9% всех рабочих попали на завод в результате рекрутских наборов. Большинство рекрутов происходило из крестьян, мобилизованных на заводские работы без предварительного обучения. 17,1% составляли рабочие, отданные по указу. Это были мастеровые люди Демидова, принудительно мобилизованные Татищевым на строительство завода и работы на нем. Третью группу составляли рабочие, пришедшие на завод "своею волею", их было 3,6%. И, наконец, 1,4% рабочих составляли группу "прочих", к которым были отнесены 1 ссыльный, 1 переведенный с Олонецких заводов, 1 пленный швед и 2 саксонца, работавших по контрактам.

В 1739 г. Сусанский завод был введен в действие. Основной продукцией его было полосовое железо. Но, кроме того, Татищев, как "птенец гнезда Петрова", проследил, чтобы исполнялся указ Великого царя, заботившегося о своем любимом детище - российском флоте, и часть заводской продукции изготовлялась для его нужд. С этой целью на Сусанском заводе был построен якорный горн с одним молотом.

В1753 г. в четырех верстах от Сусанского завода вверх по реке Сусанке был поставлен еще один железоделательный завод. Заводы эти стали называться Нижне-Сусанским и Верхне-Сусанским, а поселения при них соответственно -Старый Сусан и Новый Сусан.

Нижне-Сусанский завод пережил четырех владельцев. С 1735 г. по 1759г. завод находился в "казенном содержании", то есть являлся собственностью государства.

С 1759 г. по 1766 г. его хозяином был лейб-гвардии Измайловского полка секунд-майор Александр Григорьевич Гурьев.

С 1766г. хозяином завода становится Савва Яковлевич Собакин (Яковлев), который умер в 1784 г., оставив своим наследникам 22 завода. Умирая, он завещал свое имущество в нераздельное владение. Но наследиики, сыновья Михаил, Иван, Петр, Гавриил, Сергей и дочь Анна, проявили полное пренебрежение к родительской воле и тотчас после его смерти потребовали раздела имущества. В результате которого 9 заводов, в том числе оба Сусанские, достались младшему сыну Саввы, подполковнику Сергею Яковлеву.

Отец и сын Сафоновы

К этому времени судьба Сусанских заводов уже была предрешена. Англия стала проявлять большой интерес к русскому черному металлу, необходимому ей для войны против независимости своих колоний в Северной Америке, в связи с чем цены на железо значительно возросли. Уральские заводчики, стремясь использовать благоприятную ситуацию, стали увеличивать производство металла. Этого же хотел и Савва Яковлев, но сделать это на Сусанских заводах оказалось невозможным, так как запас воды в заводских прудах был настолько мал, что заводы часто, особенно в зимнюю пору, простаивали из-за ее нехватки. В 1777г. Савва Яковлев обратился в Берг-коллегию с просьбой о переносе Нижне-Сусанского завода на реку Нейву. Просьба была удовлетворена.

Так на реке Нейве, близ впадения в нее речки Шайтанки, появился чугуноплавильный завод, который уже в 1800г. произвел 49 тысяч пудов чугуна, большая часть которого вывозилась к портам для продажи, а остальной чугун перерабатывали в железо на Сусанских заводах. Чтобы избежать ненужных и дорогостоящих перевозок чугуна с одного завода на другой, контора Алапаевских заводов Яковлева 26 мая 1816 г. направила в пермское горное правление прошение об устройстве запасной плотины на реке Нейве. 30 ноября 1816 г. было получено разрешение построить "запасную плотину и при ней две фабрики с шестью кричными запасными молотами, на случай только остановки настоящих", то есть Сусанских заводов.

вставка

Гидротехнические сооружения Нейво-Шайтанского завода являли собой редчайший пример использования на Урале промышленного гидроузла с деривацией. Возводились они при участии плотинного мастера алапаевских заводов Евстафия Сидоровича Сафонова, отца известного изобретателя водяной турбины Игнатия Сафонова. В марте 1825г. Нейво-Шайтанский завод был полностью введен в действие. Надобность в Сусанских заводах отпала. В мае 1828г. закрылся Верхне-Сусанский завод, а в октябре - Нижне-Сусанский. С 1841г. основной продукцией Нейво-Шайтанского завода становится уже не полосовое, а кровельное железо. Для его производства были поставлены прокатные станы №№ 1-5 и стан № 6, называвшийся раскатным. На нем раскатывали железные доски, превращая их в сутунку весом от 6 до 10 фунтов. Кричные молоты были перестроены в хвостовые листоотбойные. Чтобы привести в действие все эти механизмы, нужен был мощный двигатель. Тут и был использован опыт Игнатия Сафонова, который в 1837 г. создал и установил на Нижне-Алапаевском заводе свою водяную турбину, которая расходовала воды не больше, чем верхнебойное водяное колесо, но развивала вдвое большую мощность.

В 1839 г. он устанавливает еще более мощную турбину на Ирбитском заводе. И, наконец, в 1841 г.он созда¬ет свою самую совершенную турбину с КПД, равным 0,70 (КПД первой турбины равнялся 0,53) и устанавливает ее на Нейво-Шайтанском заводе.

В то время считалось, что самые совершенные водяные колеса действуют на Нижне-Исетском заводе под Екатеринбургом, где три верхне-бойных колеса, работавших при напоре воды 6,4 метра, требовали для своей работы 800 литров в секунду. Нейво-Шайтанская турбина Сафонова работала при напоре воды порядка 3,5 метра и расходовала 240 литров в секунду, выполняя большую работу, чем все три Нижне-Исетские колеса.

Хозяева отметили заслуги Игнатия Евстафьевича Сафонова, наградив его кафтаном из синего сукна, обшитого золотым галуном, шляпой, шелковой рубахой и плисовыми шароварами. Кроме того, он был назначен приказчиком Нейво-Шайтанского завода и пробыл на этом посту до выхода на пенсию 21 февраля 1862 года.

Ремесло и торговля

Следствием развития заводского производства был рост численности населения поселка, особенно после отмены крепостного права в 1861г. Пока действовал только Сусанский завод, поселок состоял из двух частей: старой, на правом берегу реки Сусанки, которая стала называться Деревенькой, и той, что возникла возле завода на левом берегу - Зарека. С пуском Нейво-Шайтанского завода вновь прибывавшие люди старались стремиться ближе к нему. Так стала формироваться третья часть поселка - Шайтан. Нижне-Сусанский и Нейво-Шайтанский заводы были соединены дорогой, проложенной через лес. Постепенно обе стороны дороги застроились домами. Образовалась главная улица поселка, которая так и называлась - Большая дорога. При Советской власти она, естественно, стала называться улицей Ленина.

С ростом населения рос спрос на самые разнообразные товары. Тут уже сработал святой закон рынка: есть спрос-есть предложение. В поселке стали возникать ремесленные кустарные заведения. К концу XIX века их насчитывалось около пятидесяти. Более всего было кузниц - 15, которые располагались подальше от домов, прижимаясь к Нейве и Сусанке. Кузнецы были ранними пташками, и жителей на рассвете будили не петухи, а звонкие разговоры молота и наковальни. Это было настолько привычно, что кузнецов узнавали "по почерку". А какой мастер, если это настоящий мастер, не стремится к тому, чтобы его работу узнавали, отличали от других? Таких мастеров в поселке Нейво-Шайтанском было достаточно. До сих пор в домах у стариков можно увидеть добротные комоды, посудные шкафы, сработанные братьями Горшковыми, чьи два двухэтажных дома и сейчас стоят на улице Малая Садовая. На этой же улице жил Пепелев Василий Ефремович. Его кринки, горшки, корчаги, кувшины, кружки пользовались большим спросом. Даже самый последний бедняк мог приобрести у него нужную посудину, так как Пепелев никогда не назначал цену на свой товар, а брал, сколько дадут.

А на улице Садовой жили Смелов Николай Евстигнеевич и Спиридонов Никандр Васильевич. Смелов был искусным пимокатом. Желающих иметь изготовленные им валенки, чесанки, казанки с замысловатым узором из цветных шерстяных ниток было так много, что к мастеру всегда была очередь, которую он неукоснительно соблюдал, не делая исключений ни для родственников, ни для друзей.

Спиридонов Никандр имел мастерскую по ремонту веялок, молотилок и вагранку. Тогда, наверное, в каждом доме были чугунные или бронзовые ступки, пестики, подсвечники, пепельницы, отлитые Спиридоновым.

О необыкновенном мастерстве столяра-краснодеревщика Трофимова Петра слухи дошли даже до Петербурга, откуда он получил заказ на изготовление резного иконостаса для Исаакиевского собора. Этот иконостас он резал дома по частям, а потом ездил в Петербург, чтобы собрать и установить его на месте.

В поселке было много мастеров, для которых исходным материалом была береста. Из нее делали заплечные корзины-пестери, хлебницы, солонки и прочее. Но главным изделием из бересты были туески. В них даже в летнюю жару молоко не скисало, квасок не согревался. Вот поэтому перед Петровым днем, когда наступала сенокосная страда, мужики из окрестных деревень: Алабашки, Кривков, Леневки – говрили: «Надо ехать в Сусанну за туесками».

Заводским рабочим зачастую не хватало тех денег, которые они получали за свой труд, поэтому многие из них искали побочные занятия, приносящие дополнительный заработок. К числу таких занятий относились промывка золота в россыпях и добыча кварцевого жильного золота, негласное отыскивание цветных камней по речке Пакулихе в 12-ти верстах от Сусаны и ломка известнякового плитняка около Чистого болота в 4-х верстах от селения.

Наряду с ремеслами развивалась и торговлишка. Да еще как развивалась! Только на рыночной площади располагалось 7 торговых лавок да в разных концах селения 15. В этих местах спиртным не торговали. Для любителей выпить было пять питейных заведений: одна винная казенная (монополия!) лавка, три пивных и для изысканной публики «ренсковый погребок», где торговали виноградными винами.

Кроме того, четыре раза в году в поселке бывали ярмарки: в Петров день, 12 июля, на Ивана Постного, 11 сентября, на св. Луку 21 октября и на Введение 4 декабря (даты даны по новому стилю).

Из торговых людей в памяти старожилов сохранились имена купца 2-й гильдии Чернавина Павла Евлампиевича и братьев Подкорытовых. Лавка Чернавина располагалась на Проезжей улице (ул. Спиридонова) и была весьма популярна у жителей, т.к. у него можно было получить товар без наличных денег, под запись. А бывало и так, что, просматривая списки должников, Павел Евлампиевич кое-кого вычеркивал, сочувствуя вдовьему делу, многодетсву или погорельцам. В магазинах братьев Подкорытовых можно было приобрести самые разнообразные промышленные товары, а если нужного товара вдруг не оказывалось, то по слову покупателя с первой же оказией его доставляли из Екатеринбурга.

Сейчас, пожалуй, пора отвлечься от производства материальных ценностей и поговорить о ценностях иного толка, например, о ценности человеческой жизни.

Здравоохранение и просвещение

Добиваясь увеличения объема выпускаемой продукции, владельцы завода зачастую игнорировали проблемы обеспечения безопасности производства, а это приводило к трагическим результатам. В среднем за год погибало на заводе 2 человека и 89 получали ранения. В общем итоге первое место занимали ранения от падений и ушибов вследствие захламленности и темноты в цехах, второе - от повреждений машинами и третье - от ожогов. Среди получавших ранения были и высококвалифицированные мастера, отсутствие которых сказывалось на качестве продукции. Поэтому для ускорения процесса выздоровления травмированных работников в 1825 году на заводе открылся медпункт. Так было положено начало тому, что мы называем здравоохранением. Но это был эмбрион, которому суждено было встать на ноги только после земской реформы 1864 г. Именно земство, при всей ограниченности его полномочий,сыграло главную роль в развитии здравоохранения и народного просвещения в России, в том числе, естественно, в поселке Нейво-Шайтанском.

В 1870г. земством была построена в поселке первая больница, в которой, правда, не было стационара, и велся только амбулаторный прием. Здание это, в котором в последние годы размещалась аптека, к сожалению, не сохранилось: оно сгорело, и на его месте сейчас дикий пустырь. В 1896г. было построено еще одно больничное здание, в котором по сегодняшний день ведется прием больных, но тогда в нем еще размещался и стационар на 6 коек.

В 1905г. было построено одноэтажное кирпичное здание, что позволило не только увеличить количество коек, но и расширить комплекс медицинских услуг. В 1967г. это здание подросло на один этаж, в результате чего появилась возможность принимать 40 больных на стационарное лечение. При больнице стали действовать физиотерапевтический, массажный, рентгеновский, зубопротезный кабинеты. Было создано хирургическое отделение с прекрасно оборудованной операционной палатой. Новые жители поселка появлялись на свет в местном роддоме. А если учесть, что проходящим курс лечения на стационаре выдавалось бесплатное лекарство, больничная одежда, постельное белье да еще и хорошо кормили, то стоит ли удивляться, что свободных коек практически не было.

Сейчас модно с известной долей сарказма говорить о "заботе партии и правительства о благе народа". Считаем, что основания для сарказма в адрес партии и правительства есть. Но как назвать то, о чем только что было сказано? Преступлением против народа или заботой о нем?

церковь

Увы, ныне нет ни хирургического отделения, ни рентгеновского кабинета, ни роддома. А если крайне нужна помощь? А если автобус еще не пришел или уже ушел, а машина «скорой помощи» в разгоне? А если тебе выписали лекарств на сумму, превышающую твою пенсию или зарплату, и ты убежал из стационара, где вдобавок еще холодно и голодно?' Это что? Преступление против народа или забота о нем?

Но вернемся к деятельности земства. В 1878г. по решению Верхотурской уездной земской управы в поселке Нейво-Шайтанском началось строительство одно-классного народного училища. Здание возводилось на самой высокой части поселка, на "угоре", откуда открывался прекрасный вид на плотину уже исчезнувшего Нижне-Сусанского завода, на речку Сусанку, на Александровский храм, построенный в 1797 г. (сейчас его стали называть Петропавловским). Строительство училища было закончено в 1880 году, и в том же году оно приняло первых учеников. Мы незнаем, сколько их пришло в начале учебного года, но первый выпуск 1881г. насчитывал всего 3 человека.

В 1882г. на личные пожертвования управляющего заводом В.Г.Абрамова, пожелавшего увековечить память о себе, было построено второе здание. Так поселок получил двухклассное училище Министерства народного просвещения. Первый выпуск нового училища состоял из четырех мальчиков и двух девочек. Сейчас вряд ли возможно установить их имена, но они оставили о себе прекрасную память: перед зданием школы посадили тополя, которые по сегодняшний день украшают фасады старинных зданий, в одном из которых размещается детский сад, а в другом - краеведческий музей. Хорошее дело, начатое первыми выпускниками, было продолжено их товарищами. В 1900 г был заложен школьный сад. И ученики, и учителя понимали, что вырастить сад - дело серьезное, и занимались этим основательно, без спешки. Каждой аллее присваивали имена великих русских писателей: Пушкина, Гоголя, Толстого. В 1910г. была заложена последняя аллея Сад, обнесенный красивой изгородью, стал украшением поселка.

Заглянем в сад сегодня. Изгороди нет. Через сад проложена дорога. В саду стоит котельная. У деревьев, окружающих котельную, посохли кроны. Гибнут деревья, гибнет сад, гибнет доброе дело наших предков, а мы, равнодушные, молча проходим мимо.

В 1904г. земство купило у купца Шаньгина двухэтажный магазин, в котором было открыто одноклассное женское училище. Сейчас в этом здании размещаются поселковая библиотека и АТС.

В 1919г., а это было время, когда полыхала гражданская война и поселок постоянно оказывался занятым то колчаковскими войсками, то бойцами из полка Красных Орлов, и, казалось, до школ ли теперь, но именно в это время Советской властью была открыта школа повышенного типа - пятиклассная.

1924г. на базе пятиклассной школы создается новая, которую называли ФЗС, фабрично-заводская семилетка. В этой школе работали замечательные учителя. Старожилы поселка помнят спокойную, добрую учительницу русского языка и литературы Трофимову Веру Семеновну и строгую, суховатую, но прекрасно знающую свой предмет и умеющую растолковать премудрости физики Чернавину Александру Павловну, дочь купца Чернавина Павла Евлампиевича. Происхождение, что и говорить, не пролетарское, что тогда считалось большим минусом в биографии человека. И все-таки именно она, единственная из учителей поселка, была удостоена высшей правительственной награды - ордена Ленина.

В 30-е годы - годы первых пятилеток. Тысячи новых заводов требовали инженеров, техников, квалифицированных рабочих. Перед школой стояла задача готовить не просто грамотных, а всесторонне образованных людей. Именно с этой целью в 1938 году семилетка была реорганизована в среднюю школу. Для новых классов стали приспосабливать любые, хотя бы мало-мальски пригодные помещения. В итоге школа разместилась в девяти зданиях, расположенных в разных частях поселка.

Первый выпуск Нейво-Шайтанской средней школы совпал с трагическим днем 22 июня 1941 года, и десятиклассники, получив аттестаты зрелости, вместе со своими учителями ушли на фронт. Большинство из них не вернулось с войны.

Сейчас, в год Великой Победы, давайте

Вспомним всех поименно,
Горем вспомним своим.
Это нужно не мертвым.
Это нужно живым.

В боях за свободу и независимость Родины погибли учителя Нейво-Шайтанскойсреднейшколы:
М.М.Блюмингов,
В.М.Селиванов,
С.Н.Мелкозеров,
Б.Е.Чечулин,

а также и ребята из первого выпуска:
Паньшин Николай,
Шклянко Владимир,
Шаньгин Виктор,
Третиных Николай,
Третиных Олег,
Дружинин Михаил.

1941г. в поселке началось строительство нового здания школы. Начавшаяся война прервала его, но в 1944 году на заброшенной стройке снова застучали плотницкие топоры. Вместе с рабочими-строителями трудились и школьники. В 1946г. новая школа приняла в свои просторные светлые классы первых учеников и до 1957 г. была главной школой поселка. Сейчас трехэтажное здание на улице Спиридонова, введенное в эксплуатацию в 1957 году, является единственной школой в поселке. Единственной не потому, что уж очень большая, а потому что за последние 30 лет число учащихся сократилось с 1600 человек до 400. Как видим, в других школьных зданиях просто нет нужды. Почему это произошло? Не связано ли это с заводом, который был для поселка, как это принято говорить, градообразующим предприятием?

К пику развития

В 1924 г. на заводе начался монтаж сразу трех паровых котлов, которые должны были обеспечить работу двух паровых машин, одна из которых крутила знаменитую "двустанку" (прокатные станы №№ 7-8), а другая - стан № 3.

В 1923 г. действовавший тогда Сусанский золотой рудник поделился с заводом электроэнергией, которой хватило для моторов мощностью в 127 кВт, установленных на станах №№ 2,4,5 и для мотора в 90 кВт, который вместе с водяной турбиной вращал валки стана № 6. Сафоновская турбина сохранила свои позиции только в механическом и листоотделочном цехах.

Начавшаяся война круто изменила жизнь завода. Ушедших на фронт мужчин заменили у станков и прокатных станов женщины и подростки. Это им пришлось, выполняя фронтовой заказ, осваивать новую продукцию: медистую сталь и броневой лист.

В сентябре 1941г. завод принимал эшелон с людьми и оборудованием лопатного цеха, прибывший из Днепропетровска. Через два месяца завод выдал первую продукцию. Производство лопат может вызвать у когонибудь снисходительно-ироническую ухмылку. А вы попробуйте представить себе сапёра, пехотинца, фронтового шофера без лопаты, спросите у ветеранов войны, и они расскажут, сколько раз лопата спасала им жизнь.

Во время войны значение лопаты все хорошо понимали, поэтому неслучайно именно в лопатном цехе была создана первая на заводе фронтовая бригада, которую возглавил Кустарев Павел Матвеевич. Этой бригаде удалось установить рекорд производительности труда, который никому так и не удалось превзойти.

За одну смену рабочие выдавали по 11 тысяч штук малых саперных лопат или по 8 тысяч штук больших саперных. Их пресс не делал ни одного холостого удара.

В прокатном цехе бригады опытных мастеров Я.И.Харлова, А.В.Устинова, М.И.Анчутина были сформированы из 16-17-летних подростков. Работали без выходных в жестком режиме: 8 часов с клещами в руках у раскаленного металла, 8 часов отдыха - и снова клещи в руки. Все было подчинено выполнению фронтового заказа. Казалось, забыли все о такой мирной продукции, как кровельный лист.

Но в 1943г. бригада М.И.Анчутина получила задание вместо броневого листа катать кровлю для Московского университета. Это был добрый знак - знак признания качества Шайтанской кровли, знак того, что на фронте произошел перелом в ходе боевых действий.

9 мая 1945 года жители п.Нейво-Шайтанского ликовали вместе со всей страной, празднуя такую долгожданную, добытую в кровавых боях и тяжелом труде победу. Завод возвращался к выпуску мирной продукции. В поселок возвращались те, кто уцелел в огне вой¬ны. Конец 40-х и 50-е годы были отмечены небывалым размахом строительства индивидуального жилья. Почти на каждой улице можно было видеть срубы новых домов. Люди основательно устраивали свою жизнь, потому что верили в перспективу завода. Основания для такой веры были весьма серьезные.

1 января 1953 г. на завод пришла новая линия электропередачи мощностью 35 киловольт. Это позволило отказаться не только от водяных турбин {честь им и хвала!), но и от паровых машин, заменив их мощными электромоторами.

Кроме лопат и кровельного железа, завод освоил производство туристических топориков, кухонных ножей, оконных шарниров, детской металлической игрушки. Заводскую продукцию: кровельное железо и лопаты - знали во многих странах Европы, Азии, Африки. Рост объема производства напрямую был связан с ростом численности заводских рабочих. К концу 60-х годов на заводе трудилось 1640 человек. (Вот почему и в школе обучалось 1600 учеников). Завод обзавелся собственным жилым фондом. Строили и многоквартирные кирпичные дома, и двухквартирные деревянные, многие из которых размещены были На живописном берегу пруда.

А на сегодняшний день мы имеем 8 промышленных предприятий плюс 4-ое отделение Алапаевского совхоза. Вроде бы, цифра внушительная, но если на заводе накануне реформ трудилось около 800 человек, то на всех нынешних предприятиях, вместе взятых, занято едва 350 работников. Так в нашу повседневность вошло новое понятие - безработица, о которой мы раньше знали как о неизбежной спутнице капитализма. Но если сейчас мы строим капитализм, то как обойтись без его спутников?

Духовные запросы населения удовлетворялись в клубе металлургов. При клубе работали кружки самодеятельности: хоровой, вокальный, хореографический, драматический, который вел свою историю с 1923 г., было два оркестра, эстрадный и духовой, детский сектор. Причем эти кружки не просто числились на бумаге для отчета, а действительно работали, и каждый из них мог выступить с самостоятельной концертной программой. Часто выступали в клубе и профессиональные артисты из Свердловска (Екатеринбурга), Нижнего Тагила и даже из Москвы.

И спортивная жизнь в поселке не была в загоне. При заводе действовали легкоатлетическая и лыжная секции, футбольная и хоккейная команды. Все спортсмены были хорошо обеспечены соответствующим инвентарем, формой.

Начало конца

В 1968г. численность жителей поселка достигла 9,5 тысяч. Эти данные неслучайно взяты именно за 1968 год. В этом году на завод пришел приказ начальника Главуралчермета Вершинина, предписывавший прекратить производство кровельного железа, демонтировать прокатные станы и начать реконструкцию лопатного цеха. Это мотивировалось необходимостью сосредоточить все усилия завода на производстве лопат, спрос на которые был очень большим, и освободиться от тяжелого прокатного производства на морально устаревшем оборудовании.

Действительно, шайтанским прокатчикам нельзя было позавидовать: пышущие огнем печи, раскаленный металл, высокая степень загазованности, тяжелейший физический труд на станах, которые достались им от XIX века. И всетаки нелегко было у них на душе, когда своими руками им пришлось срывать с фундаментов станы, без которых они не могли представить своего завтрашнего дня. Срывая стан, они и себя срывали с привычного и, как им казалось, вечного жизненного фундамента.

Задуматься о своем будущем пришлось не только прокатчикам, но и рабочим листоотделочного цеха. Не стало кровельного листа - нечего стало отделывать, значит, ищи новую работу, да не какую попало, а ту, что даст возможность выработать льготный горячий стаж. Для решения этой проблемы на заводе была создана комиссия, которая занялась трудоустройством бывших прокатчиков и листоотдельщиков. Многим была предложена работа на других заводах. Вот и стали уезжать из поселка семьями кто в Алапаевск, кто в Новокузнецк.

В поселке официально зарегистрировано 33 безработных. Но пусть эта цифра никого не вводит в заблуждение. Незарегистрированных гораздо больше. Они не встают на учет, потому что не видят в этом смысла; минимальное пособие по безработице равно 83 руб. 49 коп., а ведь раз в месяц надо съездить в Алапаевск, чтобы отметиться в Центре занятости и потратить на дорогу 25 рублей из этого пособия. Игра не стоит свеч. Не правда ли, господа?

Так впервые за всю историю поселка численность населения в нем стала не возрастать, а уменьшаться. А завод между тем продолжал жить. От прокатного цеха осталось два стана, 7-ой и 8-ой. Они катали сталь для лопатного цеха, ставшего основным на заводе. После реконструкции усовершенствовался технологический процесс производства лопат, значительно улучшилось их качество. Цех выдавал по 12-14 млн. лопат в год. Завод по-прежнему оставался предприятием, от которого зависело и благосостояние населения, и благоустройство поселка. В октябре 1976г. на заводе произошла авария: сорвало огромный маховик диаметром 5,5 м, весом 35 тонн, разгонявший валки 7 и 8 станов. Двустанка остановилась. Все! История прокатного цеха закончилась. Завод стал жить только за счет лопатного цеха, который теперь получал сталь из Магнитогорска и Липецка. Цех работал стабильно, и казалось, что никакая беда ему не грозит. А беда приближалась. Она нагрянула тогда, когда Ельцин начал слагать свою "песню, подобную стону". Первой строчкой в этой песне была приватизация. Механизм этой приватизации придумал Чубайс, и только он может объяснить, почему приватизация стала "прихватизацией", почему заводы, созданные трудом многих поколений людей, оказались в руках кучки дельцов, получивших право распоряжаться ими, как картошкой со своего огорода. Реформаторы, захлебываясь соплями умиления, говорили о том, как расцветут заводы, оказавшись в руках частных владельцев. Но новые владельцы не стремились, подобно Яковлевым и Демидовым, укреплять и расширять производство. Их лозунгом стало: "Лови момент!" И ' они начали распродавать налево и направо цехи, оборудование, сырье, готовую продукцию, все,, за что дают деньги Лишь бы набить карман. Вот заключительные печальные аккорды заводской хроники:


1991 год - закрыт цех игрушки,
1993 год – закрыт лопатный цех.
Все! Финита ля комедия!


Птенцы гнезда Петрова создали завод и заботились о его процветании. Птенцы гнезда Чубайсова завод расклевали, растащили, уничтожили.


Что происходит?
А то происходит:
"Новые русские"
съели заводик:
Нет уж давно
работяги-прокатки,
Землю вскопать
не добудешь лопатки.

Вот и не стало градообразующего предприятия. На кого сейчас рассчитывать поселку и его обитателям? Что мы имеем на сегодняшний день?

А на сегодняшний день мы имеем 8 промышленных предприятий плюс 4-ое отделение Алапаевского совхоза. Вроде бы, цифра внушительная, но если на заводе накануне реформ трудилось около 800 человек, то на всех нынешних предприятиях, вместе взятых, занято едва 350 работников. Так в нашу повседневность вошло новое понятие - безработица, о которой мы раньше знали как о неизбежной спутнице капитализма. Но если сейчас мы строим капитализм, то как обойтись без его спутников?

В поселке официально зарегистрировано 33 безработных. Но пусть эта цифра йикого не вводит в заблуждение. Незарегистрированных гораздо больше. Они не встают на учет, потому что не видят в этом смысла: минимальное пособие по безработице равно 83 руб. 49 коп., а ведь раз в месяц надо съездить в Алапаевск, чтобы отметиться в Центре занятости и потратить на дорогу 25 рублей из этого пособия. Игра не стоит свеч. Не правда ли, господа?

Вот и не задерживаются в поселке те, кто закончил школу, отслужил в армии. Они ищут свою судьбу на стороне. И их можно понять, ибо в поселке нет ни возможности получить работу, ни возможности интересно провести досуг. В итоге посёлок все больше и больше хиреет. Численность населения сократилась до уровня второй половины XIX века. Сравните: в 1865 году в поселке проживало 3300 человек, а сейчас только 3200. Но это цветочки. Ягодки нас ждут впереди. И это будут горькие ягодки.

Все реже по улицам Шаитанки проносятся лихие свадебные кортежи. Все чаще плетутся похоронные процессии. В 1999г. число новорожденных составило 19 человек, а новопреставленных - 81. Соотношение один к четырем в пользу смерти. Страшно? Страшно!

Численность населения сократилась до уровня второй половины XIX века. Сравните: в 1865 году в поселке проживало 3300 человек, а сейчас только 3200. Но это цветочки. Ягодки нас ждут впереди. И это будут горькие ягодки. Все реже по улицам Шайтанки проносятся лихие свадебные кортежи. Все чаще плетутся похоронные процессии. В 1999г. число новорожденных составило 19 человек, а новопреставленных - 81.

26 марта мы совершили ставший в последние годы привычным для нас путь на избирательные участки. Нам удалось уже в первом туре избрать нового Президента, и очень хочется надеяться, что из всех зол мы выбрали наименьшее. Определились мы и с местной властью, избрав на второй срок А. В. Деева. Надо полагать, что жители поселка из четырех претендентов на пост мэра отдали предпочтение Анатолию Викторовичу не для того, чтобы он присутствовал в качестве почетного гостя при агонии поселка, а для того, чтобы найти способ реанимировать его. Надежда умирает последней, и поэтому нейвошайтанцы надеются, что 2000 год станет новой точкой отсчета в истории развития поселка.

Ну, а пока... С юбилеем тебя, поселок Нейво-Шайтанский, наша милая малая Родина! Будем жить!...

Р.ПОДКОВЫРКИН,
п. Н-ШАЙТАНСКИЙ.

Алапаевская газета №№ 21, 22, 23. 2000г.
25-31 мая 2000 года.
1-7 июня 2000 года.
8-14 июня 2000 года.

самолет
adress