Пруд Нейва

МЕНЮ

ГЛАВНАЯ
Новости
Автобиография

НАШ УРАЛ
Нейво-Шайтанский
Нижняя Синячиха

от: Николай Чехомов. 24 сентября 2017

НЕЙВО-ШАЙТАНСКИЙ АЭРОПОРТ

Закончился 1963 год. Наступил 1964-й. Какая была зима, не помню. Может снежная и мягкая, а, может суровая и малоснежная. Но несмотря ни на что, жизнь продолжалась. После всех зимних праздников наступают, как обычно, весенние. Так было и на этот раз.

Нейвошайтанцы готовились к встрече весны. Не просто ждали, а именно готовились. Клубная жизнь текла своим чередом. Работали кружки: духовой, эстрадный, танцевальный и другие. К премьере готовился театральный коллектив, которым в те годы руководил Рыжков Алексей Антонович.

Готова к выходу драма Мамина-Сибиряка «Золотопромышленники». Произошло это, по-моему, в день праздника 8-е Марта, или непосредственно перед ним.

Клуб металлургов заполнен до отказа. Тепло встретили нейвошайтанцы игру самодеятельных артистов Н.И. Шишмаревой, А. А. Рыжкова, Р.А. Подковыркина, О.Ф. Федорахина, Л.И. Бачинину, Носова, Дмитрия Алексеева и других. Через своих героев они сумели донести до зрителя социальную среду дореволюционного Урала со всеми его уродливыми явлениями.

Среди участников художественной самодеятельности было немало ветеранов сцены, которые не один десяток лет отдали себя любимому делу. И первая из них – Нина Иосифовна Шишмарева, которая в то время была уже на клубной сцене почти 40 лет. Смазчик лопат Олег Федорович Федорахин, токарь этого же цеха (в 1964 году Р.А. Подковыркин работал токарем в лопатном цехе) Рудольф Александрович Подковыркин, учитель школы (по совместительству поэт) Юрий Георгиевич Долгополов и многие другие энтузиасты.

К этому времени на счету театрального коллектива невошайтанцев за последние два года (1961 – 1964) немало произведений советских и зарубежных драматургов. Это «Иркутская история» Арбузова, «Дикари» Михалкова, «Пять сердец» А.Успенского и другие. Посмотреть и оценить игру самодеятельных артистов вы можете, посмотрев фотографии.

Золотопромышленники
Спектакль «Золотопромышленники. Режиссер-постановщик – Рыжков А.А. 1964 год.

Снимки сделаны фотоаппаратом ФЭД-2 без применения вспышки. Использовалось только освещение сцены. Остальные находятся здесь

Но время на месте не стоит. Оно неумолимо шло вперед. Приближались первомайские и другие праздники. Я с семьей жил на съемной квартире по улице Свердлова. На четной стороне. Между улицами Малышева и Лермонтова. Дом стоял вторым или третьим от дома Закожурниковых, стоявшем на углу Малышева и Свердлова. Занимали половину дома. Было просторно.

Дальнейшее повествование будет следовать не совсем в хронологическом порядке. Но будем стараться придерживаться хронологии.

Я продолжал работать помощником киномеханика. Примерно в мае 1964 года прошел слух, в поселке построен аэродром и будут летать самолеты. Коротков сказал, что ищут начальника аэропорта. Не долго думая, съездил в Свердловск.

Уктусский аэропорт находился в Уктусе, прямо в черте города. Там меня приняли хорошо. Направили к начальнику связи Журову. Он проэкзаменовал меня по радиотехнике: теория и практика. Основы аэродинамики. Дал добро. Мне сказали, что я подхожу по всем параметрам. После чего поехал домой.

Приехав в Нейво-Шайтанский, сразу подал заявление на увольнение, предварительно получив согласие Тарасова Семена работать вместо меня. Еле его уговорил, и через неделю был оформлен начальником аэропорта Нейво-Шайтанский .

Произошло это 4-го июня 1964 года. Выписка из трудовой книжки: 2-ой Свердловский объединенный авиаотряд Уральского территориального управления Гражданского воздушного флота. Зачислен в отряд начальником Нейво-Шайтанского аэропорта. Дата: 4 V 1964. Приказ №34-Л.

С 15 сентября 1964 года 2-ой СОАО был переименован в 2-ой Свердловский объединенный авиаотряд Уральского управления Гражданской авиации. Начинал я работу практически один.

Всяческую помощь оказывал Исполком Нейво-Шайтанского поселка, дирекция завода в лице Шаповалова С.С., Геологических партий Нейво-Шайтанской и Асбестовской.

Самое интересное в том, что организатор аэропорта Нейво-Шайтанский Пепелев Александр Владимирович так и не воспользовался воздушными воротами в областной центр. Только он собирался лететь в Свердловск и приходил в аэропорт, обязательно что-то случалось. То непогода у нас, то в других местах, а то и вообще нелетная погода по всей области. В последние годы он приходил всегда с бутылочкой водки, заходил в кабинет и мы с ним мирно беседовали. Вот его слова: «Понимаешь Коля, открыл и построил аэропорт, а улететь вот не могу. А да что там горевать!? Видно этому быть». Так оно и случилось. Он ни разу не воспользовался воздушным транспортом аэропорта Нейво-Шайтанский.

Налаживалась работа аэропорта. Была завезена радиоаппаратура и другое оборудование.

Забыл упомянуть, что здание аэропорта и аэродром уже существовали. Расположение аэродрома было выбрано очень удачно. Учитывая розу ветров, основная посадочная полоса шла в направлении с востока на запад, и расположена была точно в створе церкви, стоявшей на левом берегу реки Сусанки. Длина ее 600 метров. Запасная полоса была длиной 450 метров и направление ее с севера на юг. Использовалась эта полоса очень редко. Только в крайнем случае.

Расположение аэропорта хорошо видно на нижеследующем снимке. Сделан 08 июня 1969 года. Вид на район аэропорта с высоты 200 метров.

вид с 200 метров
Хорошо просматривается Мурзинская дорога. Виден храм.

Вспоминается один случай. Несмотря на то, что я уже давно не жил в Нейво-Шайтанском, по приезде в отпуск всегда интересовался делами аэропорта. Где-то примерно в 80-х годах начальником аэропорта был Балакин Георгий.

Однажды он пожалился, наверное аэропорт закроют, так как главная полоса не удовлетворяет требования безопасности полетов, а поперечная слишком коротка. С запада подросли деревья на недопустимую высоту. Лесничество категорически против рубки мешающих деревьев. Совхоз дополнительно землю под полосу не давал.

Проанализировав данную ситуацию, я пришел к следующему выводу. Отдать совхозу полосу в направлении юг-север, и за счет этого удлинить полосу восток-запад с восточной стороны. В результате главная полоса становилась длиннее и не нужно вырубать деревья с западной стороны. Аэропорт продолжил свою работу вплоть до знаменитых событий, «перестройки». Но продолжим дальше.

Первоначально связь была телефонной. Звонил в Алапаевск и узнавал о вылете самолета в наш аэропорт. Летом 1964 года прилетел радиомеханик Кузнецов Михаил и уставил антенную мачту и радиоаппаратуру. Начала работать радиосвязь. Правда, пока Ультракоротковолновая. Но этого вполне хватало для связи с самолетами и аэропортами Алапаевский и Петрокаменский. Расстояние до Петрокаменска и Алапаевска было примерно 35-40 км.

Для приема самолетовылетов из Свердловска по КВ был радиоприемник Р-311. С каждым днем увеличивалось число пассажиров до Свердловска. Судите сами. Как не увеличиваться, если проезд по АУЖД до Алапаевска стоил 75 копеек, затем по широкой колее до Свердловска примерно 4 руб. 50коп.. Общая сумма 5 руб. 25 коп. А самолетом до Свердловска билет стоил 3 рубля. Ровно три рубля.

Представьте себе эти цены сегодня, и вы поймете, чем был аэропорт для нейвошайтанцев. Плюс скорость. Это были ворота в большой мир. Утром вылетел в областной центр – вечером вернулся домой, в Нейво-Шайтанский. Нейво-Шайтанский аэропорт.

An-2
Самолет АН-2 готовится к взлету.

Естественно, мест не хватало. Приходилось использовать недогруженные борты других рейсов. Очень обижались на меня коллеги из Алапаевского аэропорта. Часто перехватывал у них северные рейсы.

Аэропорт Нейво-Шайтанский находился в зоне, где радиоволны и УКВ и КВ принимались отлично со всех направлений.

В Сверловске только взлетал самолет, (это примерно 130 км.) как по УКВ я имел с ними связь при мощности передатчика 5 вт..

Точно такая же картина была и при взлете с северных аэропортов. Не знаю, где как, но я имел с самолетами радиосвязь на расстоянии более ста километров. Чем и пользовался для блага пассажиров.

Постепенно налаживалась жизнь. Нам с женой и детьми дали квартиру по улице Павших Героев, в двухэтажном здании на нечетной стороне между улицами Малышева и Ленина. 1-й этаж, где располагалась детская молочная кухня, был каменным, второй – деревянным.

Соседом был мужичок по прозвищу «Голлах». Своеобразный был мужик. Но жили с ним мирно.

Во дворе еще оставалась конюшня и в сарае стоял старый разбитый поселковский «Москвич-401», который куда-то забрали. Постепенно исчезла и конюшня. В комнатах, где нам предстояложить, располагалась раньше бухгалтерия поселкового совета. В наследство мне достался большой старинный тумбовый стол, в который могло войти все мое хозяйство. Так прошли 1964 и 1965 годы.

Наступил 1966 год. Его тоже можно назвать переломным. Мою жену вызвали в поселковый совет и предложили возглавить создаваемый Дом Пионеров. Много разговоров на эту тему с ней вел Поносов. Она дала согласие. И вот свершилось.

Дату приема на работу Чехомовой Ангелины Федоровны можно считать началом его работы и датой открытия Дома Пионеров в Нейво-Шайтанском. Вот эта запись в трудовой книжке Чехомовой А.Ф.: Перевести методистом Нейво-Шайтанского Дома Пионеров. Дата: 16 мая 1966 года. Приказ №26, параграф 1 от 11 V 1966. Затем следует другая запись: Перевести Директором Нейво-Шайтанского Дома Пионеров. Дата 01.01.1967. Приказ №~~ от 09.01.1967.

Началась организация работы Дома Пионеров. Были созданы кружки: авиамодельный и ракетомодельный – Чехомов Николай, радио – Старицин Анатолий, фото – Жданов Владимир, танцевальный – по- моему Калугина Маша (жена начальника станции Сусан), краеведческий –Бугрышева Изида Николаевна, туристический – Тишечкин Александр, хоровой и вокальный – Чехомова Ангелина Федоровна и другие. Остальных не помню. Как только вспомню, сразу же добавлю их фамилии.

Дом пионеров

Нейво-Шайтанский. В этом здании был открыт Дом Пионеров.

Здание, в котором разместился Дом Пионеров, раньше принадлежало Нейво-Шайтанскому леспромхозу. Здесь была главная контора. Во дворе конный двор. Помню, мальчишками часто ездили в ночное. Хорошее было время. С левой стороны видно часть здания аптеки. Сейчас этих зданий нет. Уничтожил пожар. А жаль. Здания были прекрасными и крепкими. Могли служить еще не один десяток лет.

Но, продолжим. Работа закипела. Были отпущены деньги на закупку различного оборудования и материалов. Стали приходить ребята и записыватся в кружки по своим интересам.

Оказывала методическую помощь и Закожурникова Полина – руководитель танцевального коллектива Клуба Металлургов.

Я руководил авиамодельным и ракетомодельным кружками. Работа была трудной. Приходилось начинать все с начала.

Большую помощь оказал Алапаевский Дом Пионеров. Но и он не мог обеспечить всем необходимым. Нужно было добывать все самим.

Поселковый Совет выделил деньги на приобретение материалов и готовых изделий для кружков. Часть закупили в Свердловске, часть выписали через «Посылторг». Была тогда такая организация Союзного значения, которая помогала тем районам, поселкам, селам и деревням, где не было централизованных поставок.

Для работы модельных двигателей нужно было топливо. Его мы изготовляли сами. Поселковый Совет разрешил нам покупать в аптеке питьевой спирт. Стоил он тогда дешево. Если мне не изменяет память – где-то 1 руб. 92 коп. за литр.

Многие сейчас усмехнутся, как же, «халявный» спирт в количестве ежемесячной нормы 3 литра.

сборка модели планера
Дом Пионеров. Сборка модели планера.

Старт ракеты
Старт модели ракеты.

Но, не надо юмора господа. Спирт действительно шел на топливо. Правда, было одно «но». 1,5 литра питьевого спирта я обменивал у геологов на 3 литра метилового. Остальные 1,5 литра шли на изготовление твердотопливных ракетных двигателей.

Вы в праве спросить, а причем здесь ракетные двигатели?

Дело в том, что ракетные двигатели я изготовлял сам. Составлял смеси и набивал патронные гильзы 12 калибра с капсюлем «жевело». Изготовление смеси в сухом виде недопустимо. Возможно возгорание и в худшем случае взрыв. Чтобы не допустить этого, смесь перед изготовлением ракетных двигателей смачивалась питьевым спиртом. Так то господа хорошие.

Технология была отработана на все 100%. Естественно, приготовление смеси и набивку двигателей производил сам. Не доверять же эту опасную работу 10 – 16 летним ребятам.

Расскажу забавный случай, который произошел с моим братом и его другом. Парень он был умный. Но, решил действовать самостоятельно. Раз старший брат делает и запускает ракеты, то почему я не смогу. И работа закипела.

Вместе с другом нашли мощные злектролитические конденсаторы, диаметром примерно 80 мм. Разобрали их и решили использовать алюминиевые банки конденсаторов в качестве корпуса будущей ракеты. Чего там мелочиться. Пусть братан занимается «мелочью», а мы сразу почти настоящую ракету сделаем.

Они быстро двигались к конечной цели. Испытанию в деле своего изделия.

Твердым топливом им послужил «черный», или как его еще называли – дымный порох. Все готово к испытаниям. Действовать решили вдвоем, никого не посвящяя в свои планы.

Ранним августовским утром друзья двинулись с изделием под названием ракета в сторону леса. Установили конструкцию на землю, подготовили запал, дорожку из пороха.

И вот она торжественная минута предстартового состояния авторов. Дрожащей рукой вынимают спичку из коробка и чиркают о бок. Спичка отсырела и не загорела, сломалась. Очередь настала за следующей спичкой. Чудо, загорелась! Огонь коснулся пороховой дорожки. Доли секунды и огонь добрался до сопла ракеты. Но старта не произошло. Нет, нет, все было в порядке. Просто вместо пуска двигателя произошел мощный взрыв. Заволокло дымом все округ.

Два парня стояли оглушенные. Но какие это были парни. На русских они уже не походили. Рядом стояли два негра с опаленными бровями. Так закончилось испытание ракеты.

Вот так заканчивается работа, если к ней подойти не подготовленным.

В один из Новогодних праздников кружком радиолюбителей была подготовлена иллюминация. На крыше здания Дома Пионеров установили макет ракеты. Вечером и в ночное время смотрелось очень красиво. Для эффекта полета впервые задействовали принцип «бегущего огня».

Встреча нового года
Дом Пионеров. Сотрудники встречают Новый Год.

Работала любительская радиостанция на УКВ. Сделано много радиосвязей. Мы со Старициным сделали очень много для развития КВ-связи в Нейво-Шайтанском. Получили разрешение на индивидуальные радиостанции. Но воспользоваться этим я не успел, так как выехал к новому месту жития.

Индивидуальные радиолюбительские позывные имели Меланич, Трофимов с сыновьями и многие другие.

Старицин Анатолий первым сделал аэросани. Очень удачные. У него были последователи. Фамилий, к сожалению, не помню. Я у них был теоретиком. В основном делал расчеты воздушных винтов. Очень сожалею, что не осталось об этом ни одной фотографии. Как бы они сейчас были к стати. Может быть у кого-нибудь они и есть.

Всегда, пока были живы участники этих событий, как только я приезжал в отпуск, с удовольствием вспоминали эти дни, несмотря на некоторые неудачи.

В Нейво-Шайтанском проводились и игры «Зарница». В одной из игр довелось участвовать мне. Ход игры точно не помню. Но то, что все получили огромное удовольствие, могу сказать определенно.

Зарница
«Зарница».Совещание и одновременно легкий завтрак.

Летом 1968 года была отправлена туристическая группа под руководством Тишечкина Александра в Крым, тогда он был еще Советским, так сказать, в самостоятельное плавание. Находились они там примерно один месяц.

Устроились в совхозе «Золотое Поле». Очень тепло принял директор совхоза Тагаков Кирилл. Участвовали в уборке фруктов и столового винограда. Жили в общежитии. Они не только работали, но и отдыхали. Часто на совхозном автобусе вывозили к морю, на «Айвазовский пляж», «Золотой пляж».

Домой ребята приехали загоревшие и отдохнувшие. Впечатлений было очень и очень много.

Начальники МВЛ на сборах
Начальники аэропортов МВЛ Свердловской области на сборах с командным составом. Примерно 1967. Уктусский аэропорт.

Так, работая в аэропорту и в Доме пионеров, дожили до 1968 года. В августе всей семьей ездили отдыхать на юг, в Краснодарский край, город Туапсе. Там в гостинице возле железнодорожного вокзала работала сестра жены Володи Жданова. С ее помощью поселились в гостинице. Десять дней пролетело незаметно.

В конце августа вернулись в Нейво-Шайтанский. После тепла в 30 гадусов, попали в холод – примерно пять градусов тепла. После этого появилось желание пожить в южных краях. Проработав осень, зиму и весну, решили переехать на новое место жительства. Выбрали Крым.

Как я говорил, летом 1968 года туда с группой туристов ездил Тишечкин. Он нам и порекомендовал совхоз Золотое Поле, который находился рядом с городом Старый Крым. Началась подготовка к отъезду.

Сообщив на базу об увольнении, стал ждать прибытия нового начальника аэропорта. В начале июня прилетел Жданов, работник, кажется, из Сухого Лога. Он принял у меня дела. Уволиться решил пока я, устроится на новом месте , а затем приедет жена с детьми. Как только были сданы дела в Нейво-Шайтанском, устроил себе пышные проводы.

Вечером 08 июня 1969 года дал салют сигнальными ракетами. Расстрелял два ящика. Утром 09 июня сдал ракетный пистолет новому начальнику и вместе с женой вылетел в базовый аэропорт Уктус города Свердловска.

Закончив в течении дня дела в базовом аэропорту, в июне 1969 года поездом Свердловск-Симферополь отправились на новое место жития.

Исполком
Директор Дома Пионеров с сотрудниками Нейво-Шайтанского Исполкома. 1967-1969 годы.
беседа
Чехомова, Пшеничная, Бугрышева.

PS: улетая 08 июня 1969 года я попросил летчиков сделать прощальный круг над Нейво-Шайтанским. Это можно посмотреть на фотографиях, расположенных ниже. С высоты поселок кажется еще красивее. В этом вы можете убедиться сами.

 

самолет
adress